Вот осень дождем застучала
В закрытые наглухо стекла.
И строчка моя заскучала,
И песня не вовремя смолкла.

Ступая по лезвию бритвы,
Крадусь в полутьме осторожно.
Коллизии внутренней битвы
Уставшую душу тревожат.

Свинцом наливаются руки,
Золой наполняется сердце,
И боль в этом замкнутом круге
На нервах пиликает скерцо.

Как выжить среди этой боли?
Как духом не пасть и не сдаться?
Последним усилием воли
Себя заставлять улыбаться?

Усилием нечеловечным,
Как баннер рекламы наружной
Казаться простым и беспечным.
А только кому это нужно?

Комок, подкатившийся к горлу,
Слезами наружу не выйдет.
Да, плакать мужчине зазорно,
Пусть даже никто не увидит.

"А боль твоя, - скажет прохожий, -
Сродни комариным укусам.
Понять тебе это поможет
Голгофа с распятым Иисусом.

Сравнимы ли эти мученья?
И есть ли достойная мера
Сравнить от любви отреченье
С жестоким распятьем за веру?"

На что я устало отвечу,
В глаза ему глядя сурово:
"Иисус был святой, человече!
Куда мне до лавров святого!"

И мысли мне душу терзают
Ножом непрерывной тревоги,
Гноятся и не заживают
Сомнений и страхов ожоги.

А днем - суета и проблемы,
А ночью - кошмарные сны,
Нет формул для сложной дилеммы.
Решенья ее не ясны.

Из сна меня вырвет внезапно
Слепого удушья рука.
Любовь была выпита залпом,
Теперь только боль и тоска.

И я не смогу слишком долго
В душе эту тяжесть носить.
И нет уж ни смысла, ни толка
Кого-то о чем-то просить.

И хочется просто забыться
Чтоб мне не смотреть до конца,
Как пламя взаимных амбиций
Жжет медленно наши сердца.

9 сентября 2003 г.